ГЛАВНАЯ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
ОБЩЕСТВО | БИЗНЕС | ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ | ЗДОРОВЬЕ | ДИСКУССИЯ | МНЕНИЕ | ОБЪЯВЛЕНИЯ
Когда «печаль тебя снедает»… 24-03-2013, 15:48 Здоровье
Когда «печаль тебя снедает»…Об особенностях национальной депрессии и прочих душевных заболеваниях, а также о системе их лечения нам рассказал Виктор Волков, врач психиатрического отделения больницы в Келлокоски.

По информации 1 канала России:«Еще одна россиянка оказалась в центре скандала в Финляндии. На этот раз местные службы опеки собираются отобрать новорожденного ребенка у матери-одиночки, постоянно живущей в Хельсинки и имеющей двойное гражданство. Началось все с того, что несколько месяцев назад женщину, жаловавшуюся на обычную депрессию, принудительно поместили в психиатрическую клинику. «Я обратилась, что у меня проблемы на работе, что я устала, и в связи с тем, что я беременна, а мне никак не продлевали контракт», - рассказывает Анна Оксанен. Анна попросила помощи у психологов, когда ее, успешного стоматолога, уволили с работы на пятом месяце беременности… Выслушав ее историю, психолог почему-то передал дело психиатру, и Анну положили в психиатрическую больницу. В клинике ее, беременную, заставляли пить сильнейшие лекарства. Причем дозировку увеличивали, когда Анна (сама профессиональный врач) пыталась отказываться их принимать.«Сейчас у меня родился ребенок, и он очень трясется. Я обратилась к персоналу роддома: почему? Они говорят, что, возможно, из-за лекарств, которыми тебя кормили», - говорит россиянка…

Такие ситуации действительно происходят в Финляндии? Когда после жалобы на депрессию человека могут увезти в психиатрическую больницу на принудительное лечение?
И вообще, в каких случаях принудительное лечение может применяться? Понятно, что «если человек представляет угрозу для себя или окружающих». А в чем, например, это выражается?


Отношения пациента и врача обычно строятся на взаимном доверии. В большинстве случаев психиатрическое лечение осуществляется на добровольной основе. Иногда возникают ситуации, при которых в силу психического заболевания пациент неспособен адекватно оценить серьёзность и опасность своего состояния и не соглашается на предложенное лечение, тогда возникает вопрос об обоснованности госпитализации вопреки его желанию. Процедура назначения принудительного лечения в психиатрическом стационаре состоит из нескольких этапов, которые чётко определены законом. Оценку необходимости в принудительном лечении осуществляют минимум четыре независимых врача. Первым из этих этапов является направление на наблюдение, для которого необходимы объективные причины, а именно наличие тяжёлого психического заболевания: психоза или обоснованного подозрения на него (мы говорим о взрослых пациентах), необходимость в госпитализации и невозможность (либо недостаточность) альтернативных вариантов. Заключение о необходимости либо отсутствии таковой в принудительном лечении, как и, собственно, его назначение делается на основании наблюдения уже в больнице.
В случае тяжёлой, так называемой психотической депрессии, могут быть выявлены безусловные основания для принудительного направления в психиатрический стационар.
«Угроза для себя или окружающих» может, например, выражаться в суицидальном поведении, в прекращении приема жизненно необходимых препаратов, в физической агрессии по отношению к другим людям.
Что же касается приведённой цитаты — не считаю для себя возможным комментировать информацию 1 канала.

Однажды в метро я наблюдала такую сцену. Товарищ, явно не совсем адекватный, подсел к другим пассажирам- финнам, вытащил нож, приставил к шее одного из них и что-то угрожающе ему две остановки втолковывал. Но никто не занервничал, не вызвал охрану и даже не отодвинулся. Чем вы объясните такое «спокойствие»?


Честно говоря, с трудом представляю себе эту картину. Возможно, содержание беседы пролило бы свет на суть произошедшего. Отсутствие какой-либо реакции со стороны окружающих пассажиров, и вашей, в том числе, позволяет предполагать и более нейтральную ситуацию.

Может, это только на «свежий взгляд иностранца», но людей, у которых явные проблемы с психикой, на улицах Финляндии можно встретить гораздо чаще, чем, например, в России. Это потому что их здесь больше? Или просто они имеют свободу передвижения, а не лежат в закрытых учреждениях?

Та или иная степень адекватности поведения может как иметь, так и не иметь отношение к психиатрии. Не последнюю роль в этом играет и восприятие наблюдателя. Гуляя по улицам, я бы не сказал, что часто встречаю людей, «у которых явные проблемы с психикой», хотя, конечно, мастером уличной диагностики я себя назвать не могу. Если я правильно понял ваш вопрос, он скорее о проблемах с алкоголем. Что же касается сравнения с Россией, то, субъективно, ситуация может быть и противоположной.
Смысл психиатрической помощи не в изоляции пациентов от общества, а напротив, в реабилитации, в том числе и социальной. Большая часть пациентов лечится амбулаторно и даже не в психиатрическом секторе, а у своих врачей по месту жительства. Как правило, они не нуждается в стационарном лечении.
В последние десятилетия улучшилась диагностика, в связи с этим может казаться, что психические заболевания встречаются чаще. Стоит отметить, что, к сожалению, вокруг психиатрии до сих пор существует масса стереотипов, хотя ситуация и изменяется к лучшему.

Кстати, а с какими психическими заболеваниями пациентов укладывают в больницу навсегда?

Я таких заболеваний не знаю. Система психиатрической помощи направлена, прежде всего на то, чтобы человека адаптировать, а не изолировать от общества. Сам по себе диагноз не является, скажем так, фактором, определяющим будущее. Процесс лечения может быть более или менее длительным, либо постоянным, но это вовсе не означает, в большинстве случаев, необходимости в изоляции. Даже пациентов с тяжелыми нарушениями памяти, как, к примеру, при болезни Альцгеймера, или хроническим психозом, снижающими дееспособность, не «закрывают» автоматически в специальных учреждениях. Решающее значение имеет способность людей с такими проблемами обслуживать себя, справляться. Если человека можно с помощью лекарств, посещений на дому, организации питания, поддержания социальной жизни удерживать в таком состоянии, чтобы он жил дома, то это является приоритетом. Если нет - существуют дневные стационары, дома ухода разного уровня, где медперсонал работает или несколько часов в день, или круглосуточно.

Вернемся к депрессии, которая порой считается чуть ли не одной из составляющих брэнда страны: «мол, темно у нас, холодно, потому и болеем». Это и правда национальное заболевание? И как ее отличить от просто плохого настроения?

Депрессия не является специфичным для Финляндии заболеванием. По разным странам цифры варьируются, в Финляндии ежегодно от депрессии страдает примерно 5 % населения, большая часть из которых не обращается за лечением. Среди обращающихся основная масса пациентов проходит его у своего врача по месту жительства. Естественно, в прессе уделяется много внимания этой проблеме, поскольку речь идет, в том числе, о значительных расходах и, в ряде случаев, потере трудоспособности. Возможно, поэтому и возникает субъективное ощущение масштабности происходящего.
Плохое настроение при депрессии характеризуется постоянством (большую часть времени) и длительностью (минимум неделю). Как таковая, депрессия представляет из себя не какой-то один симптом, а их комплекс. Типичными признаками являются также потеря интереса или отсутствие удовольствия от тех дел, которые раньше его доставляли, усталость (имеется в виду исключительная усталость, которая возникает при обычных нагрузках, отсутствие сил). Дополнительно можно говорить о заниженной самооценке, необоснованном чувстве вины, суицидальных мыслях, изменении аппетита, нарушении сна, снижении способности к концентрации внимания, и других. В случае тяжёлой депрессии могут быть выявлены и психотические симптомы, о чем мы уже говорили выше, они связанны с нарушением представления о реальности, бредовыми идеями, галлюцинациями. В ряде случаев депрессивное состояние может быть частью какого-либо другого как психического, так и соматического заболевания. Поэтому, не всё то депрессия, что ей кажется.

Еще одной национальной болезнью финнов, по крайней мере, за рубежом, считается алкоголизм. Вы можете с этим согласиться? Или пьет постоянно только определенная часть, которая и потребляет по 10 литров чистого алкоголя в год?

В 2011 году в Финляндии общее употребление алкоголя составило 10,1 литра чистого алкоголя в пересчете на каждого жителя. Среднее по Европе употребление -12,5 литров, в России по данным Всемирной организации здравоохранения - 15,76 литра. Это о фактах. В целом, центральной проблемой является именно злоупотребление алкоголем, пьянство и связанные с этим социальные риски и влияние на здоровье. Границы злоупотребления в разных странах в небольшой степени различаются. В Финляндии таковыми являются употребление более 20 граммов чистого алкоголя (примерно две столовые дозы) в день для женщин либо еженедельное одномоментное употребление пяти и более доз, для мужчин: 40 граммов и семь доз, соответственно. Исходя из этих цифр нетрудно представить, что само осoзнание проблемы злоупотребления алкоголем может быть проблематичным.

Опять из наблюдений иностранцев. Считается, что финны пьют только по праздникам, но зато до потери сознания. Это тоже национальная особенность? Кстати, что «лучше» с точки зрения психиатра: пить понемногу каждый день или редко, но «как следует»?

Я бы начал с того, что пить необязательно. «Нормальное» же употребление не превышает указанных выше пределов. Это вовсе не означает, кстати, что нужно стремиться к поддержанию верхней возможной границы. В обычных ситуациях умеренное употребление алкоголя связано, в большей степени, с эстетикой и вкусовыми предпочтениями, а также традициями. Алкоголь не решает проблем и не является лекарством, в то время как злоупотребление часто и начинается с потребности «просто расслабиться».

Насколько часто этими двумя болезнями страдают иммигранты? И в чем основная причина? В тоске по родине? В социальной неустроенности? В одиночестве?

Недавно в Финляндии было проведено довольно широкое исследование, согласно которому проживающие в стране иммигранты действительно чаще страдают от тех или иных расстройств. Например, серьёзные симптомы депрессии и тревоги определяются практически у каждой четвёртой женщины, приехавшей из России. Причинами могут быть как условия проживания в Финляндии, так и на родине перед переездом. Проблемы социальной, трудовой адаптации, потеря привычного круга общения, языковые трудности, ранее пережитый негативный опыт: всё это и многое другое в совокупности оказывает влияние на психическое равновесие и иногда приводит к заболеваниям. Согласно данным этого исследования, кстати, иммигранты употребляют меньше
алкоголя, относительно населения в среднем, в тоже время в некоторых группах (к
примеру, среди русских мужчин) чаще, чем среди финнов встречается курение.

И, кстати, может ли одиночество стать причиной психического заболевания? Или, по крайней мере, сильного комплекса неполноценности? Ведь считается, что, если женщина до определенного возраста не вышла замуж, значит, она никому не нужна.

Одиночество является фактором риска в развитии различных заболеваний. Гипертонической болезни, нарушении сна, ослаблении иммунитета, например. Риск развития заболеваний сердца также существенно выше. Что же касается психических нарушений, то изоляция от общества может быть как их причиной, так и следствием. В пожилом возрасте проблема одиночества часто становится ещё более значимой.
Что же касается незамужних женщин, то лично я не считаю их ненужными. Я знаком со многими незамужними женщинами различных возрастов, которые успешны, активны и вполне себе довольны жизнью. Кроме того, в Финляндии, в общем, вероятно больше возможностей не заводить семью «во чтобы то ни стало и как можно раньше». Люди сначала учатся, ищут работу, путешествуют. Хотя, наверное, это все-таки индивидуально. Не могу сказать, что в России всё наоборот, изменения в культуре происходят и с той, и с другой стороны.

Во многих странах психическое заболевание- это печать практически на всю жизнь. И на работу хорошую не устроишься (если работодатели об этом узнают) и ту же семью не создашь. В Финляндии тоже существует дискриминация по этому поводу? Или здесь люди не стесняются признаваться в том, что они этим болели (болеют)? И, если бы вы были работодателем, взяли бы на работу такого коллегу?

Страхи и предрассудки растут из непонимания. Проблема предвзятого отношения в той или иной степени существует практически везде. Значительная часть населения Земли, к примеру, имеет в течение жизни тот или иной галлюцинаторный опыт, не страдая, тем не менее, от психических заболеваний. Не вижу причин относиться к людям с ментальными проблемами иначе, чем, скажем, к пациентам с бронхиальной астмой или сердечной недостаточностью. Права таких пациентов защищаются законом одинаково равно, при этом, что касается той или иной работы, то она определяется профессиональной пригодностью и способностью человека её выполнять, а никак не диагнозом в истории болезни, содержание которой, кстати, является врачебной тайной.

Вопросы задавала Ирина Табакова
 
Другие новости по теме:

  • Национальная болезнь
  • Вредные удовольствия
  • Как не впасть в маразм


  • Навигация по сайту
    Популярные статьи
  • Мастер на все руки
  • ”Стокгольмский синдром”
  • Торговля с акцентом
  • “Сквозь дождь и ветер”…
  • Библиотеки Helmet дарят подарки первоклассникам
  • Tuska-2017: больше, лучше, громче!
  • Скандинавское счастье

  • Архив новостей
    Август 2017 (5)
    Июль 2017 (5)
    Июнь 2017 (4)
    Май 2017 (5)
    Апрель 2017 (5)
    Март 2017 (4)

    Информация
    editor@novosti-helsinki.com
    Издатель: 12 CHAIRS OY
    Телефон: +358 (0) 458798768
    +358 (0)404629714
    Реклама: oy12chairs@yandex.ru
    Главный редактор – Ирина Табакова.
    Специальный корреспондент- Алексей Табаков

    Название, слоган, тексты, фотографии, рекламные блоки являются объектами авторского права.
    Перепечатка и использование без разрешения редакции запрещены.
    © Новости Хельсинки. ISSN 1799-7577

    Publisher: 12 Chairs OY
    Tel.+358(0)458798768,
    +358(0)404629714
    Advertisement enquiries: oy12chairs@yandex.ru
    editor@novosti-helsinki.com
    Editor-in-chief Irina Tabakova
    Special correspondent- Alexey Tabakov

    All pictures, articles,slogans,advertisements,graphics are subject to copyright. No reprinting or reproduction is allowed without permission
    © «Новости Хельсинки». ISSN 1799-7577
    Главная страница Copyright © 2013. © «Новости Хельсинки» All Rights Reserved.ISSN 1799-7577