ГЛАВНАЯ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
ОБЩЕСТВО | БИЗНЕС | ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ | ЗДОРОВЬЕ | ДИСКУССИЯ | МНЕНИЕ | ОБЪЯВЛЕНИЯ
Только без паники 5-04-2020, 14:09 Общество
Только без паникиОт ужаса, льющегося с экранов телевизоров, компьютеров, смартфонов и планшетов, кажется, никуда не спрятаться. Границы без всякого законного основания закрыты, в целях еще большего устрашения на улицах городов выставляются морозильники для тех, кто возможно умрет (или нет) от “пандемии”, спецслужбы тренируют собак, которые будут вынюхивать на улицах “заболевших”. Нарушителей “карантина” с помощью пожарных лестниц вытаскивают из квартир и доставляют в больницы, из тюрем выпускают уголовников, а мировые СМИ с надрывом пересказывают лишь “официальные” заявления и пресс-релизы. Репортажей с места событий нет - журналистов впервые в новейшей истории никуда не пускают. У правительств, парламентов и президентов истерика отнюдь не из-за вируса. Но их плохо срежиссированная паника приносят людям больше зла, чем любая инфекция. О том, что на самом деле происходит в “зараженных” странах, рассказывают корреспонденты “Новости Хельсинки”.

Москва


Героическая представительница ВОЗ Мелита Вуйнович, рискуя заразиться “страшным заболеванием”, вышла на улицы российской столицы и заявила, что москвичи не соблюдают рекомендации - спокойно гуляют группами.
“Проехала через Москву, и мне больно. Расстояние два метра люди не соблюдают. Идут три подруги вместе, не зная, есть ли у них вирус или нет. Нельзя так. Нужно соблюдать дистанцию два метра”.
При этом, правда, не уточнила, зачем она сама в таком случае - не зная, есть у нее вирус или нет! - подвергает угрозе заражения москвичей.


Несмотря на распоряжения мэра, минздрава, штрафные санкции, блокирование бесплатных социальных карт, призывы патриархов, огораживание колючей проволокой парков и росгвардию с омоном, русских людей коронавирус не берет.
Если центр города опустел, то лишь по экономическим причинам - денег нет, а с теми, что есть, ходить особо некуда. К примеру, от Пушкинской площади до самого Кремля на Тверской одни ювелирные магазины - солидные, двухэтажные, со швейцарами у дверей. В библиотеке Ленина суровые охранники не пропускают потенциальных читателей даже в туалет. С Арбата выгнали художников и прочих представителей творческих профессий. Теперь там вольготно сидят на скамейках разносчики Яндекс, ездит раздражающе шумная “уборочная” машина с неизменным узбеком за рулем. В культурных учреждениях, которые в “целях безопасности” тоже закрываются, охранник, сидящий на месте директора, беседует с уборщицей. Тема самая что ни на есть “запретная” - когда, наконец, пропадет та “зараза”, которая наверху. Разрушили все вокруг ни из-за чего, люди потеряли работу (возможно, навсегда), правительство каждый день говорит про миллиарды, “потраченные на поддержку”, но этих денег никто не видел. Получается, что государство лишь следит за населением через смартфоны и камеры, высылает штрафы, а больше ничего не умеет.
Депутат Мосгордумы Павел Тарасов начал свое выступление - без маски! - с цитаты
Бенджамина Франклина: “те, кто готов пожертвовать свободой ради кратковременной безопасности, не достойны ни свободы, ни безопасности”. По его мнению, все эти меры, которые ограничивают перемещения граждан, могут быть обоснованы только чрезвычайным положением, отвечать за которое должен лично российский президент.То, что сейчас принимается - абсолютно незаконно с юридической точки зрения. Более того, в чем заключается “карантинный” эффект этих тюремных мер? Москвич, вышедший без спецпропуска, является “злостным нарушителем” и ему вкатывают непомерный штраф. А тот, кто через приложение к смартфону сообщает мэру свой адрес, в какие магазины он ходит и где проводит время, становится уже “незаразным”? С точки зрения медицины никакой логики в этом нет.
Единственное объяснение - введение тотального контроля за населением, которое после отмены “карантина” никуда уже не исчезнет. Не исключительно ли ради этого и была объявлена “пандемия”?
(Впрочем, тоже самое относится и ко всем остальным мировым правительствам, закрывшим границы исключительно из-за “озабоченности здоровьем граждан”. Почему, к примеру, гражданин Литвы, выезжающий в “братскую” Эстонию, считается “заразным”, а обладатель “местного” паспорта - нет? И где юридическое обоснование, что полицейские и пограничники - не имеющие медицинского образования! - имеют право отделять “здоровых” от “больных”)

О том, что вся эта история с “карантином и пандемией” - вранье, причем даже не профессиональное, говорит хотя бы в прямом смысле слова очевидный факт: единственными работающими объектами во всех опустевших городах мира остаются стройки.
Точнее, разрушение. К примеру, в тот момент, когда военные самолеты вывозили “зараженных” российских граждан из Китая в Тюмень, к одной из двух столичных инфекционных больниц подъехали экскаваторы и за несколько дней сломали несколько каменных корпусов. При этом водители и “строители” были без масок.
Мэр Москвы сделал заявление об абсолютной невозможности хотя бы финансово помогать избирателям, которых он посадил в “самоизоляцию” - мол, денег нет. Но в марте, когда бюрократы из ВОЗ уже кричали про “пандемию”, их московские “коллеги” объявили тендеры на укладку газонов, замену плитки, бордюров и асфальта - на 12 миллиардов рублей.
1 апреля - на третий день самоизоляции в Москве - заявлено о “благоустройстве” парка Северного речного вокзала - почти на два миллиарда рублей. Согласно документам, работы начнутся 28 апреля - во время всеобщей “самоизоляции и карантина”.
Также во время “пандемии” мэрией объявлены тендеры на благоустройство улиц, стоимостью в еще почти три миллиарда рублей. При этом почти во всех случаях речь идет о замене асфальта на плитку, либо плитки на плитку.

Впрочем, на данный момент для жителей столицы не менее актуальным остается вопрос - как добывать средства на пропитание, если каждый день очередные “гайки” так закручиваются, что не продохнуть.

- Садись, подвезу, 350 рублей всего, - пожилой азербайджанец вылезает из вполне приличной машины, припаркованной у Ашана. - Да не “голосуй” ты - запрещено водителям пассажиров брать, если через систему их не зарегистрируешь. Меня вон позавчера на тридцать тысяч оштрафовали в Красногорске. Поэтому я теперь имя спрашиваю и знакомлюсь сначала. Если проверка - говорю, что друзей подвожу.

Еще не так давно мой случайный знакомый чувствовал себя вполне уверенно. Его соотечественник устроился в Генпрокуратуру, купил несколько квартир (три из них - на любовницу), машину, и нанял земляка водителем - прокурорским-то доверия нет, “стучат”. Каждое утро блюститель закона по пути на работу пересчитывал купюры в небольшом чемоданчике. На обратном пути тоже. Эта идиллия продолжалась до тех пор, пока со своего поста не слетел Чайка. За ним была уволена вся остальная “команда”, и мелкие сошки
в том числе. Любовница прокурора за это время познакомилась со спортсменом из Тамбова, квартиры отдавать отказалась, так как оформлены они были все на ее имя. Машину водитель-земляк тоже, впрочем, не отдал - назад в Азербайджан не пускают, а в столице без денег не проживешь.

В России, как известно, “строгость закона смягчается необязательностью его исполнения”. Поэтому в первый день “режима самоизоляции” ошарашенные москвичи послушно посидели дома. На следующий - начали выходить. Впрочем, завидев полицейскую машину, делали крюк и обходили дворами. “Правоохранители” тоже сменили тактику - стали прятаться в обычных автомобилях и при виде группы в несколько человек оттуда выскакивать. Но и это не помогло. По большей части граждане их откровенно посылали куда подальше, не желали предъявлять документы, показывая вместо него мешок с мусором или пакет с продуктами. По интернету мгновенно разошлись шутки типа:
- объявить фильм “Я шагаю по Москве” экстремистским,
- продам спецпропуск москвича - 5000 рублей,
- вы не боитесь умереть от коронавируса? - нет, у меня кредит, меня откачают,
- сдам в аренду костюм доставщика еды - посуточно.
- почему все должны сидеть дома и выходить только по QR коду, а члены правительства, думы и росгвардия могут перемещаться куда угодно без ограничений?
- Их не жалко!

Хельсинки


Как ни странно, но в столице страны “всеобщих правил” особой паники по поводу “пандемии” тоже не наблюдается. Прохожие, кассиры, продавцы, уборщики, охранники и остатки строителей - без масок. И даже почтальоны. Последним, судя по замученным лицам, особенно тяжело. Ведь правительство, депутаты и все госконторы окончательно “самоизолировались”, но письма оттуда продолжают гражданам приходить.
Впрочем, на самом деле, отправляют их в Финляндии уже давно не сами бюрократы. Эту “важную функцию” полностью дигитализировали, поэтому письма в невероятном количестве электронно производятся, электронно распечатываются и электронно закладываются в конверты. А небольшому штату почасовых теплокровных сотрудников (не знающих финского языка) лишь остается их ночью расфасовать по районам. Утром же водители закидают конверты в нужные ящики, откуда их в очередной раз достает почтальон.


Кассы VR на центральном вокзале за ненадобностью перевели подальше в угол. Напротив разместился местный ломбард, который политкорректно называется Helsinki pankki.
Правда, в залог он принимает лишь золото, которое финны не видели и в лучшие времена.
Еще больше “политкорретности” в порту. Паромы из Хельсинки в Таллин и обратно ходят все так же - по расписанию. Только вот билет можно купить в один конец, так как “в связи с опасением заразиться Финляндия закрыла границы”.
Более того, нет ни какой гарантии, что в Таллине вас выпустят уже эстонские пограничники. Хотя шенген законодательно никто не отменял, исключительно “в целях безопасности” туда пропускают лишь обладателей эстонских паспортов или вида на жительство. Поэтому из порта периодически пытаются выйти какие-то очень нехорошо выглядящие пассажиры. И тут же попадают в руки человека в специальном жилете, который признается, что работает в Helsinki taxi, но при этом имеет право их выпускать (или не выпускать).
Ну а тех, кому “повезло”, тут же окружает полиция.
Впрочем, пассажирам, все-таки сумевшим добраться до Таллина, тоже не сладко. Всем, приехавшим из “зараженной” Финляндии, придется 14 дней провести “на карантине”.
При этом отели и рестораны закрыты. Да и работы давно уже нет. Как признался строитель, (по профессии - повар) последние восемь месяцев рушивший психиатрическую больницу в Куопио, ему придется починить машину и идти в Яндекс такси. Хотя кого возить, если туристов тоже нет?

Центр Хельсинки совсем опустел, но на окраинах жизнь по-прежнему бьет ключом.
Полиции нет - ее отправили сооружать баррикады вокруг Хельсинки и всей южной Финляндии. Поэтому жители столицы могут даже в “запретных зонах” активно “социализироваться”, то есть, пить. Ничего другого просто не остается. Ушли привычные радости - типа посещения специального центра, где был бильярд, телевизор и кормили овсяной кашей. Даже компьютеров нет - библиотеки закрыты. Из всех развлечений осталась лишь очередь за пакетами с бесплатной едой, которую раздают волонтеры в масках, (при этом вся очередь - без) да обсуждение поиска финансовых средств, в которое добавилось немало разнообразных историй.
Только без паникиУ финского правительства денег на поддержание имиджа “социального государства” давно уже нет. Но сказать прямо об этом страшно - могут и на куски разорвать. Поэтому местной бирже труда, дающей отмашку на пособие, приходится изощряться. В связи с этим желающим получить помощь от государства не слишком везет.
Самый распространенный ответ - вас внесли в список, и рано или поздно заявление будет рассмотрено. Правда сроки этого “поздно” весьма неопределенные - кому-то обещают ответить через неделю, кому-то ближе к лету, кому-то честно признаются, что понятия не имеют: сколько времени пройдет до начала оказания финансовой помощи.
Но иногда ответ с потенциальной вакансией из биржи труда приходит незамедлительно - и это уже можно считать фантастикой.
К примеру, профессиональный музыкант Маркус почти двенадцать лет назад закончил академию Сибелиуса и выступал в составе собственной группы на различных площадках. Но когда в “связи с короновирусом” все места культурного проведения досуга закрылись, ему пришлось идти регистрироваться на биржу труда.
- У нас хорошие новости, - жизнерадостно сообщил по телефону чиновник ровно через 48 часов после подачи заявления - концертная площадка в Тампере ищет специалиста вашего профиля. Можете приступать завтра.
Удивившись, что в разгар эпидемии кому-то потребовался дополнительный музыкант, Маркус решил позвонить будущему работодателю.

- Да, да, приезжайте завтра, - не менее бодро ответили из концертного зала, - нам требуется человек, готовый работать со сложным акустическим оборудованием.
На месте выяснилось, что огромное помещение полностью опечатано. Белый текст на черном фоне гласил - все конференции, концерты, выступления, собрания и мероприятия прекращаются. До лучших времен. У закрытой двери толклись люди - в основном эстонцы, русские и три человека из Ганы. Осторожно поспрашивав собравшихся, Маркус выяснил, что музыкального образования у них пока нет. Поэтому те, кто “работал со сложным оборудованием,” забивали сваи для мостов или меняли гусеницы подъемному крану.
А через пятнадцать минут появился менеджер концертного зала, взобрался на приступок и сообщил:

- До августа никаких мероприятий не будет. Форс-мажор. Но внутри находится почти шесть тысяч стульев и пара тонн оборудования. Все это необходимо переместить в грузовики, которые скоро приедут.
На всякий случай Маркус решил все-таки уточнить, когда же начнется его работа с тем самым сложным акустическим оборудованием, ради которой он ехал из Хельсинки два часа.
В ближайшие дни, - сообщил менеджер, - видите, до него сложно добраться, пока стулья мешают. Вот когда они все окажутся снаружи, тогда можно будет выносить оборудование. За ним приедут уже другие компании.
Внезапно разжалованный в грузчики, Маркус настолько опешил, что машинально начал брать по одному стулу и носить на пустую парковку. Его “коллегам” это не очень понравилось - в конце-концов, здоровый мужчина в самом расцвете сил вполне способен нести по три стула, а то и по четыре. Поддавшись стахановскому порыву, музыкант через некоторое время почувствовал невыносимые боли в спине, понял, что, наверное, заработал свое первое растяжение, вернулся в Хельсинки и позвонил в биржу труда - мол, вакансия вовсе не соответствует его диплому и ожиданиям.

- Ну надо же, а объявлении четко прописано - работа с оборудованием, - уже не так жизнерадостно оправдывался чиновник, - вы же с ним работали, так?
- Я стулья носил…
- Очень жаль, но данная вакансия - единственный подходящий вам вариант в настоящий момент. Есть еще несколько площадок в районе Хельсинки. Может в следующий раз задачи будут другими?
Выслушав довольно эмоциональную речь Маркуса, чиновник сообщил, что в таком случае музыкант имеет полное право уволиться. Правда, придется подавать новое заявление на пособие, а за эти пару дней очередь выросла на шесть тысяч человек.

Впрочем, обращаться за пособием готовы далеко не все. Одни - по причине гордости, другие полагают что 500 евро от государства никак не компенсируют отсутсвие нормальной зарплаты. Последним сейчас остается совсем немного вариантов, одним из которых остается доставка еды.

В Хельсинки таких компаний всего две, поэтому рост заказов обрушился на них, как тропический шторм. Всего за пару недель число заказов выросло сначала на треть, потом
наполовину, а затем наем курьеров перешел почти на круглосуточный режим.

- Нет, машины у меня сейчас нет, зато есть лошадь, - рассказывает финка со шведской фамилией, - ей в месяц нужно две тысячи евро. Корм, конюшня, визиты тренера - я сейчас не могу ездить в конюшню каждую неделю - оплата ветеринару… Я могу доставлять заказы верхом.
- Значит, запишем как велосипед - раз прав у вас нет. Да и скорость соответствующая.
Чуть ли не каждый пятый потенциальный курьер не может по тем или иным причинам претендовать на пособие. А рестораны и стройки - индустрии с наибольшим количеством “серых” и “черных” зарплат массово сократили персонал.
Зато в числе желающих развозить бургеры, суши и пиццы, появились финны, которые еще не так давно считали подобную “грязную” работу уделом исключительно иммигрантов.
При этом одни, услышав о возможности зарабатывать двенадцать евро в час, тут же начинают звонить друзьям, другие - резко скучнеют. Кто-то интересуется - можно ли работать больше шестидесяти часов в неделю и будут ли им платить компенсацию за потраченное топливо. О вирусе вспомнил лишь один из пары сотен, удивившись, почему в одном кабинете собралось 12 человек, когда больше десяти попросили не собираться.

Тяжелая экономическая ситуация несколько сглаживается погодой - теплый бриз, яркое солнце, стаи прилетающих с юга гусей… Все это настраивает на долгие прогулки, а не стояние в очереди, пусть и электронной. Поэтому окрестные парки и леса заполнились задумчиво прогуливающимися финнами, иностранцами и собаками. Последним как раз повезло - хозяева теперь всегда дома и больше не ограничиваются прогулками до площадки. Правда, местные защитники животных уже забили тревогу - привычный распорядок дня у питомцев нарушается, а это может привести к стрессу.

Рим


Только без паникиКто бы мог подумать? Сидим дома уже который день подряд. По последним данным,
карантин продлится до 4 мая — такую информацию слышим по телевизору и находим в
интернете. Хотя официально продлили вроде бы еще на две недели, после 5 апреля.
Иногда нам кажется, что это просто сон какой-то, а на самом деле так быть просто не может. Как будто смотришь фильм-катастрофу, и вдруг в нем оказываешься.


Вся Италия сидит на карантине. Ну как сидит — пока сидит. Потому что страх еще
пересиливает все остальные эмоции. А они, поверьте, возникают и далеко не самые
приятные. Как сказала одна моя подруга, все молодые пары надо бы перед вступлением в
брак посадить на карантин - чтобы только они одни и больше никого. Я думаю, тогда вообще бы люди перестали создавать семьи…
Реально очень тяжело находиться в постоянном контакте даже с самым близким и дорогим человеком, а уж если он и раньше вызывал не самые приятные эмоции…
Вот реальная история из жизни — общались вчера по скайпу с нашей общей знакомой. У нее этажом выше проживает семейная пара. Раньше иной раз скандалили, но редко. Сейчас скандалы не прекращаются вообще. Напоминает все это бесконечное выяснение отношений позиционные бои. Наша знакомая сидит и слушает, но вовсе не из любопытства. Говорит, если что, то надо успеть вовремя карабинерам позвонить.

Что нам на карантине делать нельзя:
- покидать пределы не только своего города, но и своего квартала
- даже если ты не являешься резидентом, то покинуть это место нельзя до истечения срока
- нельзя гулять в парках
нельзя заниматься спортом за пределами своего жилища
Что можно:
- ходить в магазин за продуктами и товарами первой необходимости. Но только в
ближайший к твоему дому магазин
- ходить в аптеку за лекарствами
- гулять с собачкой, поэтому многие гуляют до последнего.
- перемещаться по городу, если это обусловлено родом твоей деятельности (скажем, ты
курьер) или у тебя есть в этом реальная необходимость (которую ты должен подтвердить или доказать в случае возникновения вопросов у представителей органов охраны правопорядка)
Открытые рынки закрыты по распоряжению властей. Покупать продукты можно только в
супермаркетах или продуктовых магазинах. Нам повезло — ближайший к нам рынок Casal
de Pazzi лишь частично закрыт, так как некоторые торговцы имеют закрытые торговые ряды. Это павильон или палатка с тентом.
Овощи и фрукты мы всегда покупали на рынке (выбор больше и товар всегда свежий) и хорошо, что эта возможность сохранилась у нас сейчас.
В нашем районе полицейских машин нет. Зато есть парковое пространство неподалеку. Оно достаточно большое и неогороженное. Мы этим пользуемся и выходим на
небольшие прогулки-пробежки. Тем более, что всегда можно сказать, что идешь в
магазин или на рынок. Кстати, другой находящийся по соседству городской парк Parco Colbe имеет ворота и ограду. Так вот он закрыт.

Рим - город туристический. Очень большое количество людей занято в этом бизнесе. Сейчас, конечно, момент для них не самый лучший. Отели в городе пустуют. Мы периодически
смотрим на то, что происходит в центре города на онлайн вебкамерах. Никого - только
полиция, да армейские посты. Иногда - редкий прохожий, но его непременно остановят и
уточнят, куда и с какой целью он направляется. С собой в таком случае лучше иметь
заполненный по установленному образцу документ с объяснениями (autodichiarazione).

Уже сейчас становится понятным, что туристический сезон в городе - да и в целом по стране - фактически провален.
В связи с карантином пострадают и собственники квартир, которые сдавали их в аренду на airnbnb. Клиентов ноль. А ведь большая часть центральных кварталов практически вся
сдавалась в аренду гостям города. Как раз перед началом карантина я беседовала с дамой - владелицей нескольких квартир в Rione Monti (один из центральных кварталов Рима,
Колизей в двух шагах). Она жаловалась, что у нее на вторую половину марта нет клиентов, а на апрель бронь не сняли только туристы из Бразилии и Канады. Думаю, что сейчас и эта
бронь у нее снялась.
Серьезно страдают и владельцы цветочных плантаций. У них просто закрылся рынок сбыта. Свадебные и похоронные церемонии запрещены. Цветочные палатки закрыты. Недавно наблюдали следующий сюжет по телевизору. Хозяин цветоводческой фирмы вынужден
уничтожать выросшие цветы, потому что их никто не берет. И вот едет трактор по полю,
срезает и измельчает такую красоту. Более того, такая же судьба, видимо, ждет и те цветы, которые сейчас растут у него в теплицах. Цветоводы ждут вмешательства государства и принятия каких-то защитных мер. В противном случае многие цветоводческие хозяйства прекратят свое существование. И это только за 20 дней карантина…

Неизвестно, сколько продлится карантин, но его воздействие на экономику страны будет
очень негативным. Сложившуюся ситуацию можно сравнить с карточным домиком - убери одну карту и за ней посыпется все строение. А в Италии сейчас многие сектора экономики
попросту выключены. Эксперты говорят, что снижение ВВП Италии
составит минимум 7%, но этого никто не берется предсказать наверняка. Мне кажется, что это очень оптимистичный прогноз.
Многие налоги в Италии платятся авансом за будущий период, в качестве налогооблагаемой базы берется средний заработок за аналогичный период прошлого года. Сейчас в связи со сложившейся ситуацией государство отсрочило оплату некоторых налогов (в основном, коммунальных), но этого мало. Ведь заработка у многих может просто не быть.

Франция


Только без паникиЯ временно проживаю в предместье города Сан-Мало-это в Бретани на северо-западе Франции. Сводки о расползающемся по Европе коронавирусе мы слушали по ТВ, сочувствовали людям, оказавшимся в изоляции вследствие принимающихся мер и удивлялись панике в магазинах, особенно умиляло всемирное единодушие в скупке туалетной бумаги. И вот президент Макрон на всю страну объявил: “Мы на войне”. Теперь во всей Франции нельзя выходить из дома без причины и бумажки, иначе штраф. Стало любопытно посмотреть и я отправилась на велосипеде в супермаркет.

Улицы опустели, законопослушные французы надели маски и соблюдали дистанцию. В магазине никакой паники и обычное изобилие продуктов и туалетной бумаги. Через несколько дней карантин продлили и ужесточили: за покупками только по одному, на волю - только на один час, штраф повысили. На это тут же откликнулись предприимчивые граждане, были установлены случаи переодетых блюстителей порядка, штрафующих в свою пользу нерадивых прохожих.
Лично я опасаюсь этого вируса настолько же, насколько опасаюсь любую другую болезнь, поэтому соблюдаю необходимую осторожность и гигиену.
Находясь в удаленном районе, мы чувствуем себя вполне защищенными расстоянием от больших городов и близостью моря - в нем нет вируса. Я по-прежнему иногда езжу за покупками на велосипеде. Светит солнце, дорога проходит через вспаханные и засеянные поля, немногочисленные люди, занимающиеся спортом, улыбаются и здороваются, во дворах слышна музыка и детские голоса. В магазинах появились экраны, защищающие продавцов от контакта с покупателем, весь персонал в масках и перчатках.
Разрешение для посещения магазина можно распечатать и заполнить самостоятельно, а проверяющую я полицию ни разу не встречала.

Поддержи выход новых материалов и сделай вклад в независимость прессы
IBAN: FI84 1745 3000 1810 00
BIC: NDEAFIHH
 
Другие новости по теме:

  • Последний бой
  • Скандинавское счастье
  • Визовый режим


  • Навигация по сайту
    Популярные статьи
  • Постгуманизм
  • Низвергнутые с пьедестала

  • Архив новостей
    Август 2020 (1)
    Июль 2020 (1)
    Июнь 2020 (1)
    Май 2020 (2)
    Апрель 2020 (2)
    Март 2020 (2)

    Информация
    editor@novosti-helsinki.com
    Издатель: 12 CHAIRS OY
    Телефон: +358 (0) 458798768
    +358 (0)404629714
    Реклама: oy12chairs@yandex.ru
    Главный редактор – Ирина Табакова.
    Специальный корреспондент- Алексей Табаков

    Название, слоган, тексты, фотографии, рекламные блоки являются объектами авторского права.
    Перепечатка и использование без разрешения редакции запрещены.
    © Новости Хельсинки. ISSN 1799-7577

    Publisher: 12 Chairs OY
    Tel.+358(0)458798768,
    +358(0)404629714
    Advertisement enquiries: oy12chairs@yandex.ru
    editor@novosti-helsinki.com
    Editor-in-chief Irina Tabakova
    Special correspondent- Alexey Tabakov

    All pictures, articles,slogans,advertisements,graphics are subject to copyright. No reprinting or reproduction is allowed without permission
    © «Новости Хельсинки». ISSN 1799-7577
    Главная страница Copyright © 2013. © «Новости Хельсинки» All Rights Reserved.ISSN 1799-7577