ГЛАВНАЯ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
ОБЩЕСТВО | БИЗНЕС | ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ | ЗДОРОВЬЕ | ДИСКУССИЯ | МНЕНИЕ | ОБЪЯВЛЕНИЯ
Квартирный запрос 14-10-2018, 11:26 Общество
Квартирный запрос- Три года я с женой снимал двухкомнатную квартиру на границе Хельсинки и Вантаа, - рассказывает почтальон с восьмилетним стажем, засыпая в кофе уже четвертый пакетик сахара, - и все время платил по 870 евро. Год назад, из-за того что жена потеряла работу, я попросил Kela о материальной помощи в оплате аренды. Как ни странно, деньги стали поступать буквально через две недели после после подачи заявления. Правда, через десять месяцев я получил солидное письмо, в котором сообщалось, что рыночная стоимость двухкомнатных квартир в моем районе не превышает 795 евро. Поэтому государство и так немало переплатило за меня, и неплохо бы найти жилье подешевле. Или убедить арендатора скинуть 75 евро. Но и то, и другое желательно сделать вот прямо сейчас.

- “Задержка в исполнении подобных требований грозит неприятностями, - рассказывает старший специалист VVA - Хейни Пуурунен. - Сначала, видя, что поиск нового жилья идет не слишком расторопно, Kela поэтапно снижает размер материальной помощи. Так что вскоре человек, который может позволить себе оплачивать квартиру лишь с помощью государства, начинает наращивать долги. Которые, в свою очередь, еще более негативно влияют на отношение со стороны Kela, и та присылает все больше грозных писем. И заодно сообщает в компании, предоставляющие квартиры по “городским” (льготным) ценам, что их клиент утратил доверие. А значит - потерял сотню-другую позиций в многотысячной очереди на льготное жилье”.

Дальше начинает маячить выселение. Чтобы отложить его на неопределенный срок, необходимо доказать государственным органам, что поиск нового жилья продвигается ударными темпами. То есть, минимум раз в неделю Kela должна получать копии заявок на квартиры, а также письма с отказами, если таковые нашлись. Впрочем, универсальный способ общения с бюрократами, когда чем больше бумаг, тем лучше, работает и в данном случае.

Решение о выселении не может принять арендодатель, управляющая компания или банк. Такое право есть исключительно у суда и только его приставы могут быть ответственны за непосредственную процедуру физического перемещения неплательщика из квартиры за ее пределы.

Именно поэтому в офисах организаций, которые помогают бездомным, все чаще появляются люди, у которых есть квартира, но в ближайшие месяцы ее будет нечем оплачивать. И тут все зависит от каждого конкретного случая.
Если у человека квартира в собственности, но у него нет возможности оплачивать даже коммунальные платежи, то за дело возьмется управляющая компания, сначала взяв на себя расходы, а затем попробовав истребовать издержки с должника.
В личном порядке или через суд.
Во многих случаях компания-домовладелец даже предложит себя в качестве поручителя, если квартирант решит взять потребительский кредит, которого хватит на пару лет для оплаты необходимых счетов, включая свет и воду. Или предложит всем членам акционерного общества (а именно в такой форме в Финляндии ее жители владеют всем, кроме частных домов) скинуться на квартплату временному неплательщику.
Для нескольких десятков жильцов (реже - сотни) ежемесячный платеж вырастет всего на несколько евро, зато человек, попавший в сложную ситуацию, сохранит крышу над головой.

Или же необходимая сумма будет автоматически вычитаться из общего бюджета акционерного общества. В таком случае решение будет приниматься не всеми обитателями дома, а правлением из трех-четырех человек. И, если их отношения с неплательщиком оставляют желать лучшего, то общим голосованием его могут вынудить сдать квартиру и начать погашать задолженность из нового пассивного источника дохода. Но и тут есть интересная лазейка - сдать квартиру самому себе, после чего пойти в Kela и попросить помощь в оплате аренды. И создать этим парадокс, который через несколько лет может обернуться счетом на тридцать-сорок тысяч. Ведь Kela наверняка потребует вернуть всю выплаченную сумму назад.

При же наличии ипотеки проблемой займутся банковские юристы. Сначала они, скорее всего, предложат взять паузу в выплате кредита (на несколько месяцев, минимум) затем взять еще один кредит и обьединить его с первым.
До принудительного выкупа квартиры дело доходит редко. Не столько из-за милосердия банка, сколько из-за его нежелания потом реализовывать отобранную квартиру. Тот же Nordea за последнее десятилетие скопил тысячи квадратных метров - причем безо всякой возможности их продать. Поэтому нередки случаи, когда владельцы домов на крайнем (да и не очень) севере получали сначала ипотеку, потом кредит на погашение ипотеки, а затем кредит на погашение кредита, и все оставались в плюсе.
Впрочем, это лишь в случае, когда задолженность у человека одна, и ее достаточно просто контролировать. Но как только счета с пометкой “срочно” или “просрочено” начнут присылать сразу несколько организаций, справиться с этим сможет лишь обладатель высшего образования в финансовой сфере.

В подобной ситуации (особенно, когда сложность приближается к безвыходности) всегда можно попытаться избавиться от долгов с помощью других государственных и прочих организаций. Ведь несмотря на то, что большая часть функций социальных работников перешла к Kela, те все еще оставили за собой право принимать решения не исключительно по инструкции, но и рассматривать дела в частном порядке. Так что иногда должник может предоставить доказательства, что те средства, которые он обычно тратит на жилье, ушли на непредвиденные расходы. Уход за больными родственниками, собственные проблемы со здоровьем, кризисы в личной жизни…
Если приведенные доводы покажутся представителю муниципалитета вескими, то он может запустить процедуру внеочередной финансовой помощи.
Обычно она бывает единовременной - получить деньги на похороны любимой бабушки второй раз не удастся.

А если государственная организация после долгих переговоров видит, что финансовый статус человека уже никак не изменится (например, он уже вышел на пенсию, которая из-за стажа и страховок оказалась минимальной), то должнику рекомендуется обратиться в суд. По итогам разбирательства все долги могут быть реструктуризированы и объединены в один, заботу о выплате которого частично возьмут опять государственные организации.

Тем не менее, рефинансирование является более предпочтительным вариантом, чем реструктуризация. Причем в первую очередь для стороны, которой задолжали - ведь это позволяет не прерывать процесс ежемесячных выплат. Ни банк, ни управляющая компания (в случае, если жилье уже в собственности) не хотят ждать пока тяжба, которая может длиться несколько лет, придет к концу, а должник все так же будет сидеть без средств к существованию.

Комментарий Ysaatio (Y-Foundation) - один из крупнейших арендодателей и девелоперов Финляндии, действующих под дивизом "всем людям нужен собственный дом"

-“Обычно в нашу организацию обращается не люди, которые обнаружили, что перестали справляться с оплатой своих счетов за квартиру, а те, кто перестал получать за нее деньги. То есть, арендодатели, управляющие компании, акционерные общества или просто бухгалтера. Почему-то они считают - если сообщить нам о своей проблеме, мы сразу примем жесткие меры. На самом деле, мы просто звоним должнику и пытаемся составить так называемый план выплат. Для этого мы собираем все сведенья о доходах - в том числе и пассивных, например другой недвижимости - на основании которых решаем - сколько средств можно будет выделить на погашение задолженности. Правда, когда сумма превышает два месячных платежа, за дело мы обычно не беремся и рекомендуем разорвать контракт - во избежание стремительного накопления новых долгов”.

Y-Foundation имеет доступ к почти семнадцати тысячам квартир в пятидесяти городах, которые можно разделить на две категории.
В первую попадает жилье, предназначенное для помощи тем, кто уже находится в статусе бездомного, недавно освободился из тюрьмы или попал в иную сложную жизненную ситуацию, в том числе, связанную с приобретенными зависимостями ( алкоголь, наркотики, азартные игры и так далее) Или же опустил свой кредитный рейтинг доверия до опасно низких значений. Это не бесплатные квартиры, но чаще всего их оплачивает государство - через различные программы субсидирования. Вторая категория имеет обозначение M2-Kodit. Такая недвижимость так же пренадлежит Ysaatio, что позволяет сдавать ее по цене ниже рыночной.

В любом случае жителю Финляндии, который имеет лишь договор аренды, оказаться на улице гораздо проще. К примеру, в Хельсинки уже почти десять лет наблюдается проблема с доступным жильем.
Условно рынок здешней аренды можно разделить на две неравные части. “Городское” жилье, которое возводится частными компаниями, но затем выкупается муниципалитетом и продается, что называется, без наценки. И на все остальное.
Например, студии (самый популярный вариант у арендующих) исчезают из списков риэлтерских агенств за несколько суток. Все, что стоит дешевле 700 евро, держится не более дня.
Государство пытается решить проблему самым простым способом - с каждым годом все больше и больше квадратных метров отдается под “городское” жилье, что вызывает справедливое недовольство частных застройщиков. На них же давят всевозможные правозащитные организации, которые пытаются не допустить сегрегации в Хельсинки. Поэтому даже в модных новостройках на берегу финского залива (Lauttasaari или Vuosaari) для части квартир арендная плата принудительно опускается. Обычно - не больше чем на одну треть от средней рыночной стоимости.

- Разумеется, цена зависит от района, - рассказывает сотрудник VVA - но так как мы - некоммерческая организация, то никогда не ставим цену за аренду выше, чем сами платим за обслуживание квартиры - коммунальные платежи, электричество, воду и прочее.

В то же время регулирующие органы усиливают свой контроль. Например, студию не разрешат снять семье из трех человек. При этом несколько лет назад минимальное количество метров на человека заменили на минимальное количество комнат. Поэтому все “нестандартные” варианты заселения ложатся на плечи частников.

- Когда я переводился из одного института в другой, - вспоминает Сергей, - Kela потеряла мои бумаги и искала их почти восемь месяцев. Шесть из которых я вдвоем с сокурсником, попавшим в похожую ситуацию, снимал снимал комнату у полубезумных эстонцев. Мало того, что жить с почти незнакомым человеком на четырнадцати квадратных метрах не так уж и просто, так и еще у арендодателей раз в пару недель случалась то белая горячка, то поножовщина, то таблетки заканчивались. Периодически в двухкомнатную квартиру заселялась очередная измученная душа, спала дней десять на надувном матрасе в коридоре и воровала наши зубные щетки. Странно, что никто из соседей не сообщил в полицию.

Впрочем, по закону любой, арендующий квартиру целиком, может сдавать одну из комнат кому-либо еще.

В зависимости от организации, которая предоставляет жилье, меняются и условия. Например, в некоторых случаях “одиночка “ (а именно такой статус чаще всего присваивается бездомному) может претендовать исключительно на студию. Комнату в квартире, пусть и большой, ему не предложат из-за сложившейся системы.
Но и двухкомнатную квартиру ему также не предложат - из-за метража.

Да, в Финляндии нельзя сказать что очередь на жилье это именно очередь, то есть, длинная линия. Ведь из нее выбирают не по тому признаку, насколько давно человек ждет крышу над головой, а по тому - как он подходит под те или иные инструкции.
Но даже при этом Хельсинки имеет ограничение по количеству жилья, и разрешить эту проблему кардинальным способом пока не представляется возможным. Хотя чиновники предлагают дать возможность той же Kela рекомендовать сменить не только жилье (на более дешевое или в другом районе), но и место жительства. В теории.

К примеру, в том же Рованиеми пустых квартир ничуть не меньше, чем снега.
Правда, и работы поменьше. Поэтому переселять низкооплачиваемого жителя столицы на крайний север и переводить его в статус совсем безработного, пока никто не горит желанием. Зато если человек уже давно и прочно сидит на пособии, то считается, что перемена города никак не отразится на его жизни (что чаще всего, вполне справедливо) и социальное жилье вполне допустимо предлагать в нескольких сотнях километров от нынешнего.
Кроме того, Хельсинский магистрат, скорее всего, не зарегистрирует почтовый адрес человека, который перебрался в столицу безо всякого плана, а дежурное должностное лицо предупредит о неразумности такого шага.

Алексей Табаков
 
Другие новости по теме:

  • Не в пользу бедных
  • А из нашего окна...
  • «Не откладывай на завтра...»


  • Навигация по сайту
    Популярные статьи
  • Трудности перевода
  • Университет Ювяскюля приглашает

  • Архив новостей
    Ноябрь 2018 (2)
    Октябрь 2018 (2)
    Сентябрь 2018 (2)
    Август 2018 (2)
    Июль 2018 (2)
    Июнь 2018 (1)

    Информация
    editor@novosti-helsinki.com
    Издатель: 12 CHAIRS OY
    Телефон: +358 (0) 458798768
    +358 (0)404629714
    Реклама: oy12chairs@yandex.ru
    Главный редактор – Ирина Табакова.
    Специальный корреспондент- Алексей Табаков

    Название, слоган, тексты, фотографии, рекламные блоки являются объектами авторского права.
    Перепечатка и использование без разрешения редакции запрещены.
    © Новости Хельсинки. ISSN 1799-7577

    Publisher: 12 Chairs OY
    Tel.+358(0)458798768,
    +358(0)404629714
    Advertisement enquiries: oy12chairs@yandex.ru
    editor@novosti-helsinki.com
    Editor-in-chief Irina Tabakova
    Special correspondent- Alexey Tabakov

    All pictures, articles,slogans,advertisements,graphics are subject to copyright. No reprinting or reproduction is allowed without permission
    © «Новости Хельсинки». ISSN 1799-7577
    Главная страница Copyright © 2013. © «Новости Хельсинки» All Rights Reserved.ISSN 1799-7577