ГЛАВНАЯ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
ОБЩЕСТВО | БИЗНЕС | ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ | ЗДОРОВЬЕ | ДИСКУССИЯ | МНЕНИЕ | ОБЪЯВЛЕНИЯ
Семейный конфликт 26-04-2015, 09:02 Общество
Семейный конфликтНа вопросы «Новости Хельсинки» о работе социальных служб отвечает исполнительный директор многокультурной организации по защите прав детей «Наши общие дети» - Туула Кумпумяки.

- Туула, чем занимается ваша организация? Что значит «защита прав детей»?


- Мы защищаем благополучие детей самых разных национальностей. Ведь каждый ребенок, неважно, откуда он приехал, имеет право на счастливую жизнь. Иногда культура, менталитет приехавших в Финляндию семей может значительно отличаться от местных правил. Бывает и так, что ребенок родился здесь, но в смешанной семье, или ребенок усыновлен из-за границы. Одно из направлений нашей деятельности - подготовка учителей, воспитателей к тому, что в их классе могут оказаться такие дети, поэтому необходимо понимать и учитывать их культурные особенности. Также мы предоставляем различные услуги для многокультурных семей с детьми. Это что касается нашей организации. А в целом, защита прав детей - это стремление обеспечить ребенку его потребности и благополучие, то, на что он имеет право: хорошую семью, комфортные условия жизни, получение образования. Если ребенку не обеспечивается это, если ему плохо - вмешиваются официальные органы.

- А кто судит о том, что ребенку плохо? В чем это выражается?

- Например, воспитатель, учитель или врач обязаны обратиться в службу защиты, если видят, что с ребенком что-то не так. Но недавно закон был изменен, и теперь туда же может подать заявление любой человек, заметивший плохое обращение с ребенком. По закону в течении 7 дней социальный работник должен проверить это заявление.

- Получается, что если, например, у меня плохие отношения с соседом и он хочет мне доставить неприятности, то может подать заявление «из вредности?»

- К сожалению, такое не исключено, после изменения закона количество заявлений «со стороны» увеличилось. Но не надо думать, что семья автоматически становится клиентом службы, или, тем более, что ребенка сразу забирают. Проверка заявления - это действительно только проверка, социальный работник обязан связаться с семьей и выяснить, что происходит. Если на самом деле все в порядке, ситуация разъясняется - дело не открывается. И не нужно бояться, что теперь семья где-то «на учете».

- А социальный работник при проверке знает, от кого поступило заявление? То есть можно надеяться, что он учитывает, что это может быть намеренная неприятность от «недруга»?

- Конечно, социальный работник - человек, и, если вызов анонимный, он имеет ввиду, что кому-то просто могло показаться. Но вы же понимаете, что лучше убедиться, что вызов ложный, чем пропустить реальную угрозу ребенку.

- А если заявление оказалось серьезным, например, от учителя? Что происходит дальше?

- Повторю, социальный работник обязан в течение семи дней отреагировать. Проверить, что происходит в семье. Обычно происходит беседа с родителями. Опять же, после этой беседы решается, нужна дальнейшая работа с семьей или нет. Иногда достаточно одной встречи.

- Если дальнейшая работа нужна?

- Семья становится клиентом социальной службы.

- То, чего все боятся - изъятие ребенка из семьи. В каких случаях и как это происходит? А главное: что потом?

- По закону, изъятие из семьи происходит, если существует серьезная опасность для ребенка, исходящая от людей, с которыми он живет. Или от него самого. И, что важно, на ситуацию невозможно повлиять иными мерами.

- Опасность от него самого?

- Да, существует очень большая проблема с подростками, когда его не могут контролировать родители, не только чтобы он не употреблял алкоголь или не воровал, например, но даже чтобы он хотя бы ходил в школу.

- То есть опасность исходит не от родителей, но ребенка могут забрать?

- Да, если у подростка большие проблемы с поведением, родители даже могут не знать, что он уже давно не появляется в школе. И заставить его туда ходить они не могут. Если после подключения социальных работников ситуация не меняется, тогда подростка могут поместить в школу-интернат или так называемый детский дом семейного типа, где находится одновременно несколько детей…

- Не огромное учреждение, как мы привыкли?

- Да, и там контроль сильнее, чем дома, проще следить за поведением подростка.

- В ситуации, когда со стороны родителей опасности нет - контакты с ними поддерживаются?

- Обязательно! Зачастую ребенок не просто видится с родителями, а бывает у них по выходным, или даже проводит дома каникулы. Бывают ситуации, когда после визита к родителям поведение или состояние ребенка меняется в худшую сторону. Но и тогда встречи не отменяются, а просто переносятся на территорию приюта.

- Когда ребенок уже не живет дома, как социальные службы продолжают работу с семьей?

- Необходимо помнить, что всегда, если ребенка помещают в замещающую семью или в детский дом, первый пункт направления работы – возвращение его домой и связь с родителями. Конечно, в случае очень серьезной ситуации, или когда работа только начинается и не все детали известны, могут быть какие-то ограничения. Но главное стремление социальной службы - восстановить нормальную обстановку в семье и вернуть туда ребенка. Можно сказать так: с момента изъятия ребенка из семьи начинается работа для его возвращения.

- Звучит необычно.

- Возможно, но это так. Задача службы - понять ситуацию и найти способы помочь семье. Если проблемы у родителей - помогают решить их, предлагают терапию, консультации. Иногда даже просто отдых. Или стараются, например, организовать ребенку какое-то хобби, чтобы ему было чем заняться…

- И все же, возвращаясь к страхам родителей, экстренное изъятие, когда просто приезжают и забирают...

- Я знаю эти рассказы, но в реальности очень редко возможна такая ситуация. Например, работник приходит по заявлению проверить, а в квартире несколько пьяных людей и ребенок сидит посреди всего этого, голый… Тогда очевидно, что ему тут не место. Но и тогда работник не просто берет и уводит ребенка - вызывается полиция, оформляются документы.

- Когда рассказывают страшные истории, что ребенка забрали и мама не знает, куда бежать, где он находится…

- Знаете, я не представляю ситуацию, чтобы ребенка просто увезли неизвестно куда. Во-первых, работа по прояснению ситуации начинается сразу. Во-вторых, обычно семья знает своего социального работника, если уже является клиентом службы. В любом случае, работники оставляют свои координаты, родители знают, куда позвонить.

- А если это ошибочно?..

- А кто из родителей готов признаться, что поступал плохо? К сожалению, во всех этих рассказах мы всегда слышим только одну сторону, социальные работники не могут ничего говорить о том, что случилось на самом деле, они защищают клиентов. А сам человек о своей семье может рассказать что угодно.

- Тем не менее, родители, напуганные слухами, хотели бы быть уверенными, что даже в случае ошибки ситуация не фатальна.

- Можно сказать так: после экстренного изъятия ребенка из семьи у социальной службы и родителей есть 30 дней на выяснение причин такой ситуации и их устранение. Но если причины для нахождения ребенка вне семьи были полностью устранены быстрее этого срока, и социальные работники уверены, что ситуация разрешилась окончательно - ребенок может вернуться домой и через несколько дней.

- Вопрос о помещении ребенка в замещающую семью или приют. Как это происходит и есть ли какие-то сроки?

- Когда мы говорим о постоянном пребывании ребенка в замещающей семье или приюте, нужно понимать, что это всегда происходит только после тщательной и многосторонней работы социальной службы. В ситуации, когда родители не согласны на перемещение ребенка – требуется решение суда.

- Как быстро суд решает этот вопрос?

- Опять напомню, что даже если произошло экстренное изъятие ребенка из семьи, до передачи дела в суд у социальных работников есть 30 дней на работу и попытку нормализовать жизнь семьи, организовать им помощь. Если работники видят, что семья успешно справляется с ситуацией, если родители считают, что помощь им оказывается достаточно, принятые меры работают - ребенок может вернуться в семью.

- А если нет?

- К сожалению, если ситуация не исправилась, ребенка могут поместить в замещающую семью или приют. Но, опять же, это не навсегда, работа с родной семьей продолжается, и, если те причины, по которым ребенка изъяли, исчезают, решение суда пересматривается. То есть по-прежнему, главная цель - восстановить семью.

- Вы говорили, что все это время, когда ребенок находится вне родной семьи, общение с родителями не прекращается?

- Да, такие встречи, конечно, должны быть запланированы, но препятствовать им никто не собирается.

- Даже если потенциальная опасность для ребенка исходила от родителей?

- В этом случае встречи проходят на территории замещающей семьи или в приюте, где за ними могут наблюдать другие люди, но никто не лишает ребенка права на общение с родителями, так же как и их прав на общение с ребенком.

- Вероятно, малышам это особенно тяжело?

- Да, и иногда минус этой системы в том, что бывают родители, например, хронические алкоголики, которые и не собираются как-то исправлять ситуацию. А ребенок находится в «подвешенном состоянии», годами живет в замещающей семье, но никто не может ему пообещать стабильность нахождения там, каждый год все ждут пересмотра решения суда.

- Но маму это, вероятно, должно стимулировать к положительным изменениям в жизни?

- Да, система направлена именно на это, у родителей всегда есть шанс на воссоединение с ребенком. Но, к сожалению, не все им пользуются.

- Продолжая разговор о малышах, они могут жить в приюте

- Нет, маленькие дети всегда помещаются в замещающие семьи, не в приют.

- Замещающая семья - это обычные люди, которые захотели взять ребенка?

- Это могут быть обычные люди, но только после прохождения обучения и одобрения социального работника. То есть, они знают о потребностях ребенка, нормах воспитания, развития, постоянно повышают квалификацию. И они настроены поддерживать связь с родителями, организовывать встречи ребенка с ними.

- Бывает так, что у ребенка есть родственники, которые готовы взять его к себе.

- Тогда конечно, если есть близкие родственники и у них в семье все хорошо - ребенка могут передать на воспитание туда, опять же, семья - это очень важно.

- Всем хочется верить, что их семья - хорошая, придраться, так сказать, не к чему. Вдруг, как гром с неба - приходит социальный работник. Что делать?

- Прежде всего - не нервничать. Если вы уверены, что все в порядке, ребенка никто не обижает и ему комфортно дома - опасаться нечего. Необходимо помнить, что работник обязан отреагировать, он не может этого не сделать. Также не нужно бояться просить помощи. Наоборот, если в семье сложная ситуация и родители понимают, что самостоятельно не могут справиться с ней, то, что они обратились за помощью, характеризует их с лучшей стороны, показывает, что они любят своего ребенка, не замыкаются в своей проблеме и ищут способы ее решения.

- Многие иммигранты беспокоятся, что финской социальной службой могут быть неверно истолкованы какие-то культурные особенности. На что родителям из другой страны нужно обратить внимание?

- В некоторых культурах считается нормальным слегка шлепнуть ребенка. В Финляндии это запрещено законом. Поэтому, например, родители, которые шлепали ребенка, могут думать, что его забрали без причины.

- Про шлепки, наверное, слышали уже все. А что еще?

- Хочу сказать прежде всего о спокойствии. Возможно, что в каких-то культурах детей могут воспитывают довольно строго. Лучше не кричать на ребенка, а быть мягче. И, конечно, ребенка нужно слушать, иметь ввиду его мнение. Не так, чтобы ребенок в семье все решал, но он имеет право быть услышанным.
И очень важно - не бояться финского общества. Все-таки официальные органы, социальная служба созданы для того, чтобы помогать.

- Если родители не являются клиентами социальной службы, где они могут получить информацию, чтобы лучше представлять ее работу, цели, задачи?

- Могу порекомендовать родителям зайти на сайт lastensuojelu.info, там есть информация на разных языках, в том числе, на русском. Подробно описывается то, чем занимается служба защиты детей, как и чем может помочь. Можно прочесть в форме рассказа о ситуациях из жизни и помощи социальной службы.

- Известно, что официальной статистики не существует, но по личному опыту можете сказать, существует ли разница в количестве финских семей или семей иммигрантов среди клиентов социальных служб?

- Да, статистики нет. Но можно сказать, что в столичном регионе, возможно, есть очень небольшое отличие в сторону иммигрантов.

- Может ли это быть связано с недопониманием именно культурных особенностей?

- Скорее это связано с проблемой адаптации, и нужно сказать, что это обычно касается не маленьких детей, это подростков.

- А есть ли среди социальных работников не-финны?

- Конечно, в Финляндии уже давно обучают социальных работников и социономов из среды иммигрантов, наша организация помогает в этом. Мне кажется, это очень хорошо и полезно для работы, когда человек родился в другой культуре, но живет и получил образование здесь. Это дает ему возможность сочетать понятия о культурных отличиях своих соотечественников со знанием традиций и законов Финляндии.

- Мы говорили об иммигрантах, а как сами финны относятся к социальным службам? В иностранных СМИ бытует мнение, что их клиентами по серьезным поводам становятся только иностранцы?

- Конечно, нет. Среди финнов тоже есть эти настроения, и они так же реагируют, если приходит социальный работник, или хотят изъять ребенка из семьи, и так же говорят, что не было причин.

- То есть проблемы одни и те же?

- Да. Ведь люди везде люди, и отличий у них гораздо меньше, чем общего.

Задавала волнующие родителей вопросы и узнавала много нового
Надежда Бережная.
Семейный конфликт
 
Другие новости по теме:

  • Дорогие дети
  • ДЕТИ ИММИГРАНТОВ ТОЖЕ НУЖДАЮТСЯ В ЗАЩИТЕ
  • Служба защиты детей открыла Интернет – сайт на нескольких языках.


  • Навигация по сайту
    Популярные статьи
  • Павел Кашин впервые с концертом в Финляндии
  • “Мы не пашем, не сеем, не строим”…
  • Огни большой реки
  • Как на ладони
  • Мастер на все руки

  • Архив новостей
    Июль 2017 (4)
    Июнь 2017 (4)
    Май 2017 (5)
    Апрель 2017 (5)
    Март 2017 (4)
    Февраль 2017 (5)

    Информация
    editor@novosti-helsinki.com
    Издатель: 12 CHAIRS OY
    Телефон: +358 (0) 458798768
    +358 (0)404629714
    Реклама: oy12chairs@yandex.ru
    Главный редактор – Ирина Табакова.
    Специальный корреспондент- Алексей Табаков

    Название, слоган, тексты, фотографии, рекламные блоки являются объектами авторского права.
    Перепечатка и использование без разрешения редакции запрещены.
    © Новости Хельсинки. ISSN 1799-7577

    Publisher: 12 Chairs OY
    Tel.+358(0)458798768,
    +358(0)404629714
    Advertisement enquiries: oy12chairs@yandex.ru
    editor@novosti-helsinki.com
    Editor-in-chief Irina Tabakova
    Special correspondent- Alexey Tabakov

    All pictures, articles,slogans,advertisements,graphics are subject to copyright. No reprinting or reproduction is allowed without permission
    © «Новости Хельсинки». ISSN 1799-7577
    Главная страница Copyright © 2013. © «Новости Хельсинки» All Rights Reserved.ISSN 1799-7577