ГЛАВНАЯ
ФОТОГАЛЕРЕЯ
АРХИВ НОМЕРОВ
РЕКЛАМОДАТЕЛЯМ
ОБЩЕСТВО | БИЗНЕС | ЕВРОПЕЙСКИЕ ЦЕННОСТИ | ЗДОРОВЬЕ | ДИСКУССИЯ | МНЕНИЕ | ОБЪЯВЛЕНИЯ
Защита национальных интересов 10-09-2017, 11:24 Мнение
Защита национальных интересовФинская партия "Истинные финны" после смены руководства и последовавшего за этим правительственного кризиса перешла из правящей коалиции в оппозицию. Корреспондент ИТАР ТАСС Нина Бурмистрова поговорила с новым лидером Юсси Халла-ахо о том, какие цели должны быть первостепенными в новой ситуации, о взглядах на будущее ЕС и миграционную политику Финляндии.

— Согласно новому опросу телекомпании "Юле", рейтинг "Истинных финнов" сейчас растет. Как вы можете прокомментировать это с учетом того, что случилось в июне (когда из партии вышла группа депутатов, которые образовали свою фракцию в парламенте и остались в составе правительства — прим. ТАСС)?


— После событий, произошедших в июне, сторонники "Истинных финнов" были, конечно, несколько озадачены. Не было известно, будет ли в партии еще больший раскол. Но похоже, что в течение лета люди увидели и стали понимать мотивы тех, кто вышел из нашей фракции в парламенте. Думаю, что если мы будем целенаправленно заниматься нашей собственной политической работой, доверие к "Истинным финнам" вскоре возвратится.

— Как сильно изменились "Истинные финны" после ухода в новую фракцию министра иностранных дел Тимо Сойни?

— Я считаю, что "Истинные финны" не поменялись. У нас остались все те же люди и та же политическая программа. Падение рейтинга партии в последние два года стало - по моему мнению - следствием того, что люди перестали верить, что партия и ее руководство серьезно добиваются реализации обещаний, которые мы им дали в 2015 году. И эти люди, эти "потерянные" избиратели, не перешли в ряды сторонников других партий, а просто в данный момент не знают, за кого им голосовать на следующих выборах. Доверие этих людей нам и нужно вернуть.

— Как вы рассчитываете этого добиться?

— Нам нужно больше говорить о тех вещах, которые интересуют наших избирателей. Есть несколько важных тем, благодаря которым за нас голосовали. Это вопросы миграции, европейская интеграция, финский рынок труда и предпринимательство.
Многим в течение прошедших двух лет стало казаться, что руководство партии, то есть, Тимо Сойни и другие наши видные политики и министры совсем не старались выдвигать эти вопросы на первый план и даже говорили, что они не важны. Финское государство должно в первую очередь быть защитником наших национальных интересов. Думаю, что это для него естественная задача. Мы также выступаем за то, чтобы оно заботилось обо всех группах населения — разного возраста и с разными доходами. Но это должно касаться именно наших собственных граждан, поскольку у Финляндии нет средств на то, чтобы быть глобальным ведомством по предоставлению социальных благ.

— Насколько ваши установки отличаются от ценностей правительства и объединения "Синее будущее", которое создали вышедшие из вашей партии депутаты?

— По моему мнению, у "Синего будущего" нет программы, причина его появления — это сохранение министерских постов, другой ценностной основы, я считаю, у них нет. Полагаю, именно обозначенная среди наших главных целей защита национальных интересов отличает нас от всех остальных партий, включая правительственные Финляндский центр и Национальную коалиционную партию. Мы критически относимся к тому, что ЕС развивается в сторону превращения в федеративный союз. По нашему мнению, миграция из государств Африки и Ближнего Востока не является позитивной тенденцией, и мы не считаем мультикультурализм эффективной моделью устройства общества.

— Вы говорили, что на будущих парламентских выборах в 2019 году "Истинные финны" могут стать победителями. Каким образом вы рассчитываете победить?

— Это наша цель, она серьезная, но, думаю, также и реальная. Из опросов общественного мнения мы знаем, что в действительности 60% финнов хотели бы более жесткой миграционной политики. Нам нужно лишь показать избирателям, что нам можно верить, мы способны серьезно проводить такую политику. Если вспомнить, что рейтинг "Истинных финнов" был наиболее высок — составил почти 25% — в 2011 году, сразу после парламентских выборов, то, полагаю, достичь таких показателей вновь возможно.

— Может ли вам в этом помочь текущая международная ситуация? Имеется в виду волна терактов в Европе.


— Надеюсь, что теракты заставят людей понять опасность бесконтрольной миграции. Но, конечно, также хочу надеяться, что подобных атак не станет еще больше.

— Каково мнение вашей партии о ЕС? Как Финляндии следует выстраивать политику в отношении Евросоюза?


— Наша позиция состоит в том, что членство в ЕС не соответствует национальным интересам Финляндии. Но, с другой стороны, нереалистичной является идея о том, что Финляндия могла бы вскоре выйти из ЕС, поскольку большинство наших граждан поддерживает членство в нем. Как стране-члену ЕС нам, по моему мнению, нужно стремиться тормозить и предотвращать развитие таких процессов внутри ЕС, которых мы не хотим. Сюда относится, например, нарастающее регулирование в ЕС и превращение его в федерацию. Нам, как мне кажется, нужно проводить такую же политику, как Чехия, Словакия, Венгрия и Польша.

— В ЕС для Финляндии больше хорошего или плохого?

— Проблема в том, что Финляндия — это постоянный нетто-плательщик в бюджет ЕС, а ЕС — это машина для перевода денег. Она переводит их из Северной Европы и Западной Европы в Восточную и Южную. И это положение дел никогда не поменяется, поскольку разница в уровне жизни и благосостояния очень велика в нынешнем Евросоюзе. Общая валюта и Шенгенская зона породили такие проблемы, для решения которых нужно больше законодательного регулирования на уровне ЕС. И это снижает возможности финнов и всех наций влиять на те вопросы, которые их касаются. Так что в ЕС наблюдается растущий дефицит демократии.

— Каково ваше отношение к вопросу проведения в Финляндии референдума о членстве в ЕС?

— Я считаю, что проведение голосования о членстве Финляндии в ЕС в настоящий момент не принесет ничего хорошего. Это сама по себе неплохая идея, но если референдум провалится, после него будет сложно продолжать критическую дискуссию о членстве в ЕС.

— Что вы думаете о политике ЕС в отношении просителей убежища?

— Мы против политики разделения бремени по приему беженцев из Италии и Греции в других странах-членах Евросоюза. Но мы поддерживаем идею унификации и гармонизации законодательства стран-членов ЕС в отношении беженцев. Тогда можно будет избежать сложившейся сейчас ситуации, когда просители убежища свободно перемещаются внутри Евросоюза и стремятся попасть в те государства, где для них наиболее благоприятные законы и хорошая соцзащита. Если мы хотим остановить прибытие мигрантов через Средиземное море, то для этого нужно работать сообща.

— Каково ваше мнение о соглашении по беженцам между Турцией и ЕС?

— Хорошо, что Турции удалось остановить поток беженцев в Грецию. С другой стороны, теперь люди едут в Италию из Ливии, а Ливия — это гораздо более сложный партнер, потому что там нет единого правительства, с которым можно было бы договариваться, страна находится в состоянии хаоса. В этой ситуации, считаю, хорошо, что между ЕС и Турцией есть соглашение.

— Возможно ли, что в будущем Турция вступит в ЕС?

— Надеюсь, что нет. Не верю, что это возможно. Эта страна слишком большая, слишком бедная, слишком мусульманская. Не думаю, что Турция сама верит в то, что может стать членом ЕС. Там сейчас происходит сильный поворот в сторону исламизации, страной управляет исламистская партия. Меня это беспокоит, но совершенно очевидно, что в ЕС для такой страны нет места — ни сейчас, ни в будущем.

— Что думаете о финской миграционной политике после нападения марокканца на прохожих в Турку? Можно ли сказать, что она оказалась неудачной?

— Да, она потерпела неудачу. Финское правительство тоже потерпело серьезную неудачу в 2015 году. Почти все просители убежища приезжали сюда через Швецию.
Мы считаем, что тогда нам нужно было ввести контроль на границе со Швецией, отказаться от приема заявлений на предоставление убежища от людей, которые прибывали оттуда. Так проблему можно было предотвратить заранее. Теперь, когда они уже здесь, их достаточно сложно вернуть обратно, даже если они получают отказ в убежище. Следствием становится то, что эти люди остаются в Финляндии как нелегальные переселенцы или уезжают в какую-то другую страну ЕС, и это рождает очень опасную ситуацию.

— Как вы оцениваете в этом смысле пограничную кооперацию между Финляндией и Россией?


— В целом Россия очень хорошо выполняет наблюдение за российско-финской границей— через нее сюда не могут попасть просители убежища или другие нелегальные мигранты. Но в Финляндии есть мнение, что Россия (зимой 2015–2016 годов – прим. ТАСС) намеренно позволила гражданам третьих стран приехать сюда, возможно, это было политическим посланием для финнов. К счастью, эту ситуацию быстро взяли под контроль.

— С вашей точки зрения, любая миграция несет с собой проблемы?

— Проблемы приносит миграция, после которой люди не устраиваются на работу и остаются на содержании у налогоплательщиков. К сожалению, люди, приезжающие из Африки, с Ближнего Востока, из мусульманских стран не адаптируются на рынке труда, а также к европейским ценностям и образу жизни. "Истинные финны" не против миграции как таковой. Приезд людей, чье влияние на финское общество позитивно, приветствуется. Никто не против тех, кто, допустим, приезжает сюда работать. Например, мигранты из Эстонии или России, как правило, не считаются особо проблемными, поскольку они хотя бы во втором поколении, то есть родившиеся здесь, полностью интегрируются в общество. Но совершенно ясно, что, если в страну въезжает большое число людей, которые здесь не интегрируются, а всю жизнь живут на пособия, в какой-то момент финансовая основа государства рушится, поскольку кончаются деньги. Миграция не может превышать наши возможности. Не верю, что какая-либо страна может хотеть, чтобы на окраинах городов возникали гетто, увеличивающие преступность и нестабильность.

— Как стоит поступать с теми просителями убежища, которые продолжают находиться в Финляндии, даже когда им уже отказали в убежище?

— Как только человек получает отказ в убежище, нужно помещать его в специальное учреждение, чтобы затем его можно было депортировать. И действовать здесь нужно последовательно. Как в Финляндии, так и в других государствах Европы, есть множество примеров того, что на практике все получающие отказ просители убежища исчезали из поля зрения властей, если их оставляли на свободе.

— Стоит ли Финляндии поменять политику в отношении просителей убежища?

— Она должна измениться, стать более жесткой, критерии для получения международной защиты и воссоединения семей необходимо усложнить. Нужно требовать, чтобы, когда человек сюда приезжает, он сам стремился интегрироваться. Ему нельзя давать возможность пассивно жить на средства социальных пособий. Хорошим примером самостоятельной интеграции, по моему мнению, являются США. Туда все время едут люди, но им не дают ничего, кроме возможности. И с самого начала объясняют, что соцподдержка закончится, она не будет длиться бесконечно. А интеграция начинается с того, что людей учат искать работу.

— Если в Финляндии все же будут созданы депортационные центры, как они будут функционировать? Вы недавно сказали, что их следует размещать на островах.

— Это технический вопрос, который наверняка можно решить, но вначале нужно политическое решение, которое обозначит, что есть намерение действовать таким образом. Не думаю, что нынешнее правительство сможет принять такое решение, но мы на следующих парламентских выборах предложим этот вариант и будем надеяться, что наш народ поймет необходимость подобной политики.

— Премьер-министр Юха Сипиля сказал после событий в Турку, что отвечать злом на зло нельзя. Как бы вы это прокомментировали?

— Мы не поддерживаем насилие в отношении кого бы то ни было, но мы не остановим теракты, если просто будем говорить, что не нужно бояться и ненавидеть. Это не решает саму проблему нелегальной миграции, преступности и террористической угрозы.

— Может ли изменить ситуацию обсуждаемый сейчас новый закон о разведке (он даст властям возможность следить за движением данных в интернете и в особых случаях получать доступ к личной информации — прим. ТАСС)?

— Он, конечно, может помочь, но опять же не решит проблему. Довольно часто в Европе террористы действуют в одиночку, у них необязательно есть план или стоящая за ними организованная группа. Остановить их при помощи слежки чрезвычайно сложно. Поэтому и не должно быть возможным то, чтобы, к примеру, в Финляндии можно было находиться нелегально. А преступников необходимо высылать отсюда быстрее, чем это было раньше.
 
Другие новости по теме:

  • Самый истинный финн
  • Финляндия протестует
  • 17 апреля в Финляндии прошли парламентские выборы


  • Навигация по сайту
    Популярные статьи
  • Хозяева снежной горы
  • Ответственный за город
  • Огонь и лед
  • Продается двухкомнатная квартира
  • Магистерская программа Университета Ювяскюля
  • Между небом и водой

  • Архив новостей
    Октябрь 2017 (6)
    Сентябрь 2017 (3)
    Август 2017 (6)
    Июль 2017 (5)
    Июнь 2017 (4)
    Май 2017 (5)

    Информация
    editor@novosti-helsinki.com
    Издатель: 12 CHAIRS OY
    Телефон: +358 (0) 458798768
    +358 (0)404629714
    Реклама: oy12chairs@yandex.ru
    Главный редактор – Ирина Табакова.
    Специальный корреспондент- Алексей Табаков

    Название, слоган, тексты, фотографии, рекламные блоки являются объектами авторского права.
    Перепечатка и использование без разрешения редакции запрещены.
    © Новости Хельсинки. ISSN 1799-7577

    Publisher: 12 Chairs OY
    Tel.+358(0)458798768,
    +358(0)404629714
    Advertisement enquiries: oy12chairs@yandex.ru
    editor@novosti-helsinki.com
    Editor-in-chief Irina Tabakova
    Special correspondent- Alexey Tabakov

    All pictures, articles,slogans,advertisements,graphics are subject to copyright. No reprinting or reproduction is allowed without permission
    © «Новости Хельсинки». ISSN 1799-7577
    Главная страница Copyright © 2013. © «Новости Хельсинки» All Rights Reserved.ISSN 1799-7577